ЮРИЙ ЧЕРНЕЦКИЙ

бизнесмен

Сегодня я отец четырех малышей. И этого вполне достаточно для моей характеристики. Дети — перекрывают все остальное и становятся на самое первое место. Они — тот паровоз, который движет меня по жизни.

Сколько себя помню, я всегда имел свое мнение и делал исключительно свой выбор. Я никогда не жил под чью-то диктовку.

Моя мама часто рассказывает историю о том, как она впервые попробовала пришлепнуть меня в знак наказания. После чего я был так возмущен ее поведением, что собрал весь семейный совет, встал на стул и долго всем объяснял, что это просто недопустимо. Я не чья-то собственность и меня нельзя трогать руками. Все меня выслушали и извинились. Мне тогда было около трех лет.

Осознание себя — это пять людей, которые живут во мне, как киногерои, которыми я был в разные периоды своей жизни. Они — это такая далекая и близкая история. История о том, как я менялся, как себя вел, как выглядел перед другими, как развивался, как взрослел.

Раньше у меня были длинные волосы, не было усов. Я рос маленьким мальчиком, который пел в хоре и играл на фортепиано. Сейчас я совершенно в другом образе, который не соответствует ни моим принципам, ни устоям моей семьи. Но этот образ круто экономит мои нервы и помогает решить все проблемы, связанные с моей безопасностью и защитой моей семьи.

Да, мне приходится быть немножко не собой, для того чтобы иметь какие-то благополучия. Я — это больше не тот прекрасный и добродушный парень, который когда-то появился на свет и стеснялся, когда его окликали по имени. Этот мальчик остался где-то очень глубоко внутри меня и я практически его не слышу.

Я социопат. У меня мало знакомых и совершенно небольшое количество друзей. Если раньше я был мега-позитивным, сегодня показываю свой негатив, как защитную реакцию. Мне важно быть в обороне от ограниченных, подлых и завистливых людей. Это прекрасно экономит мне время. И некоторые конфликтные ситуации проходят мимо меня благодаря моей внешности.

Я всегда нес свою собственную свободу. Всегда шел по жизни каким-то своим путем, который, на удивление, «работал».

Да, Господь любит меня. Я просто знаю много людей с похожими, как у меня историями. Которые всю жизнь стоят на коленях и захлебываются внутренним непониманием того, что с ними происходит не так.

Я нестандартный вариант — ни в бизнесе, ни в общении. Никогда не сидел с кем-то за столом только потому, что мне это выгодно. Всегда и везде шел своей свободной дорогой, несколько фантастически надуманной.

Я — как белая ворона на черном фоне, которую до сих пор не застрелили.

Есть много талантливых людей, которые не в ответе перед собой. Они становятся наркоманами, а после медленно сгорают. А все потому что они не могут сказать себе «нет». А для меня — это самый железный ответ.

Рамки — это моя формула выживания. Я постоянно раздвигаю их руками, как стены. Помню, как мне в детстве приснился самый страшный сон о том, что я нахожусь в маленькой комнате и стены надвигаются на меня. Сон остался в прошлом, а страх жить ограниченной жизнью по сей день со мной. Поэтому я всегда стараюсь развиваться, не стоять на месте, двигаться и не газовать слишком быстро.

Мне не нужен газ, мне нужен тормоз, чтобы не перегазовать куда-то не в ту степь.

Есть ли у меня внутренняя свобода? Есть. Но я уже не принадлежу себе. Сегодня готов прилюдно встать на колени не ради себя, а ради свободы и благополучия своих детей. И я обязательно это сделаю, если потребуется.

Быть мужчиной — это просто быть. Я мужчина женских начал с женской энергетикой. И я не считаю, что это плохо.

Все, что меня отличает от женщины — это чувство борьбы, которое я все время ищу. Мне хочется проснуться, взбежать на гору и посмотреть, какие земли я еще не завоевал.

Если в отношениях мужчина-женщина есть уважение — тогда ты будешь прислушиваться к человеку, ценить его. Если этого чувства нет — ты растопчешь того, кто рядом с тобой. И поверьте, повод обязательно найдется.

Я был на таком дне, которое сложно представить. У меня был период, когда в больнице после рождения умер мой первый сын. Я тогда считал себя козырным парнем и думал, что мне все должны. У меня все было круто и я не всегда ценил то, что у меня есть. Эта трагическая ситуация перевернула мою жизнь и показала, что все бывает иначе. Я искал деньги, но ничем не смог помочь. С тех пор я предпочитаю быть в балансе. Даже, если я делаю слишком много всего хорошего, специально бросаю бумажку мимо урны, чтобы как-то выровняться и плыть в середине течения.

Я не знаю, есть ли Бог, но точно знаю, что есть равновесие энергетики, эмоций. Жизнь в середине течения — максимально безопасна для меня.