НИКИТА КОРОТИЧ

мастер мужской парикмахерской FIRM

Поговорили с мастером FIRM Никитой Коротичем.

Я стригу уже 11 лет, и у меня с этим все очень прозаично. Я искал для себя не творческую работу, как сейчас говорят – парикмахерское искусство – а прикладное, ремесленное занятие, и нашел его. Пережил смену многих трендов: стрижки были и шоу-бизнесом, и гламуром. Но для меня они всегда были именно ремеслом, без каких-либо надстроек.

В работе я люблю то, что могу сразу видеть результат. Я привык кушать жизнь небольшими кусочками – задумал что-то, воплотил это, увидел то, что создал, и двигаюсь дальше. Профессия парикмахера в этом плане мне подходит.

Мне нравится получать признание именно за техническую часть работы. У меня есть армия клиентов, с которыми за долгое время мы стали друзьями. Но мне льстит, как профессионалу, что многие люди ходят ко мне годами и при этом они ничего обо мне не знают, как и я о них. Они приходят, мы обмениваемся стандартными фразами, я их молча стригу, и через месяц они приходят снова. Только за стрижкой. В такие моменты я понимаю, что делаю все, как надо: я знаю, что человек пришел просто за тем, чтобы я его подстриг. Для меня это – профессиональный успех, голая профессия, с которой можно снять всю мишуру, которую современное общество на нее наслаивает.

Времени лично для себя у меня не так много. Это всего лишь час в день – с шести до семи утра. Это время, когда мои дети еще спят, и я посвящаю его исключительно тому, что интересно и нужно только мне. Оставшиеся 23 часа в сутках я работаю или уделяю внимание семье. В отпуске я не был уже несколько лет, а выходные провожу, опять же, с семьей. У меня маленькие дети, и я пытаюсь не упустить важнейший период в их жизни.

Я, как человек здравомыслящий, всегда оставляю за собой право менять свое мнение и всегда готов пересматривать свои убеждения. Я не поклонник фраз типа «Иди до конца, стой на своем». Для меня это звучит так: ты начал что-то делать, на полпути понял, что делаешь полную фигню, но оставить не можешь, поскольку у тебя же принципы. Это попахивает фанатизмом. Я всегда готов переваривать новую информацию и, если нужно, подстраиваться. Как только ты в чем-то закостенел и установил правила, которые нельзя менять, ты сразу начинаешь деградировать. Нет ничего статичного, все вокруг движется. А если ты сам становишься статичным и останавливаешься – это, наверное, означает, что ты перестал жить.

Свобода для меня – это возможность быть здоровым и свободно передвигаться и путешествовать. Но иногда платить за современную цивилизацию, достаток, безопасность и удовлетворение базовых потребностей приходится ограничением свободы передвижения. Поэтому не всегда выходит ехать туда, куда хочется.