ЛЕОНИД СМОЛИН

мастер мужской парикмахерской FIRM

Поговорили с мастером FIRM Леонидом Смолиным.

Стричь я, изначально, не планировал и даже не хотел. У нас в семье парикмахеры мама и дедушка с бабушкой по маминой линии. Помню, как мама рассказывала о том, что она всю жизнь этого избегала, но судьба все же привела ее туда, где она должна была оказаться – в парикмахерское искусство. То же самое случилось и со мной – я пытался сбежать от стрижек, занявшись музыкой. Пять лет играл на кларнете в оркестре, затем поступил в музыкальное училище имени Глиера. Играть мне нравилось, но все не так просто. Если пьеса мне по душе – я в нее вложу всего себя, сыграю так, чтобы самому было приятно. Но это касается больше лирических произведений, а вот, например, быстрые – нет, я их просто не понимал. Но играть-то их было нужно.

Я считаю, что в профессии ты должен уметь все, а если чего-то делать не хочешь – уходи, ищи что-то другое, в чем ты будешь любить все аспекты – от и до.Поэтому я забрал документы и поступил в парикмахерское училище. Отучившись, стал работать в одном салоне, затем во втором, в третьем. Я держал себя в профессиональном тонусе – когда достигал какого-то уровня на одном месте, появлялась мысль: «Чувак, ты попал в зону комфорта, надо отсюда валить». Я не хотел стоять на месте и потому уходил туда, где снова мог учиться и расти как профессионал.

В какой-то момент я начал понимать, что мужские стрижки – это круто. Захотелось создавать именно мужские образы. Для мужчины очень важно чувствовать себя уверенно, и огромную роль в этом играет его внешний вид. Когда я вижу, что клиент встает с кресла, смотрит в зеркало и кайфует – я испытываю те же эмоции. Я считаю, что ради этих эмоций и стоит делать то, что ты делаешь, – жить, стричь… да что угодно.

Конечно же, есть моменты, которые я не люблю в своей профессии. Один из них – хамство. Это когда к тебе приходят и сходу начинают хамить. Дело даже не в том, что это неприятно, невежливо и т. п. Дело в том, что с самого начала возникает напряжение, и как бы ты ни хотел сделать свою работу хорошо, это напряжение тебе мешает сконцентрироваться на стрижке. В голову все время лезут мысли: «А чего это он? Что он там себе думает? Что дальше скажет?». Мало того, мать рассказывала, что хамоватые клиенты часто закрепляются за одним мастером и ходят к нему на протяжении многих лет, просто для того, чтобы задалбывать человека, ставить его в неловкое положение.

FIRM стал для меня, своего рода, откровением. Не только потому, что здесь стригут только мужчин, а еще и из-за атмосферы внутри коллектива. Здесь все друзья, все друг с другом искренни и друг другу помогают. И это мотивирует, дает уверенность и возможность оставаться самим собой, а для меня это главное – быть честным с собой и с окружающими.

Я чувствую себя сейчас абсолютно свободным человеком, а почувствовал я это именно в FIRM. Тут не диктуют, что нужно делать, как говорить и во что одеваться. Не пытаются поставить мастеров в стойку друг напротив друга, а наоборот, стараются сделать нас одним механизмом, одной большой семьей. Это и есть свобода.