ДЕНИС БЕЛЬКЕВИЧ

арт-менеджер

Поговорили с арт-менеджером Денисом Белькевичем.

Я арт-менеджер. Вообще, арт-менеджмент охватывает весь процесс донесения искусства из пункта А в пункт Б, где пункт А – это художник, а пункт Б – это мир. Арт-менеджеры бывают разной направленности: менеджеры по логистике и страхованию, по организации выставок, менеджеры по продажам т.п. Мой сегмент – арт-финансы, образование я получил в Сотбисе, в Нью-Йорке. Арт-финансист знаком с законами ценообразования художественных объектов, он знает, как перевести искусство в деньги, а деньги – в искусство.

Я помогаю людям, которые, скажем, купили картину, превратить ее в капиталовложение, повысить ее стоимость или инвестировать в нее – другими словами, сделать грамотный выбор до покупки, а не после.

Если человек покупает дорогую картину, значит, у него есть деньги. Следовательно, он их каким-то образом заработал. А для того, кто умеет зарабатывать деньги, привычным является понимать, каким образом он их зарабатывает, и разбираться во всем, что попадается ему под руку. Этот человек смотрит на свою картину и думает: «Как ее можно использовать в качестве финансового инструмента?» Он идет к арт-менеджеру, который отправляет его к арт-финансисту, то есть ко мне. Я собираю паспорт картины: здесь должно быть задокументировано все – экспертизы, история бытования, где она выставлялась и т.п. Собрав документы, я предлагаю владельцу картины дорожную карту – возможные варианты использования картины. К примеру, отдать ли ее в аренду в музей, положить ли под залог в банк или же продать.

Иногда дорогие картины покупают далекие от искусства люди – чтобы обрасти связями с успешными бизнесменами из круга коллекционеров. Многие бизнесмены, у которых есть коллекции предметов искусства, с этой целью ими и обзаводятся.

Последние лет пять топ-менеджеры, управляющие крупными инвестиционными фондами на Западе, активно пользуются арт-рынком. Если их активы падают в цене или акционеры перестают им доверять, они быстро покупают дорогой предмет искусства, миллионов за 80–100. Различие между ментальностью Украины и Запада в том, что случись такое здесь, акционеры бы подумали: «Господи, он пользуется нашими деньгами, надо их забирать!» На Западе же акционеры уверены, что если человек, от которого зависит их благосостояние, покупает сверхдорогую вещь, значит, он что-то знает, значит, у него есть на это деньги и бизнес успешен.

Относительно повышения стоимости на предметы искусства, есть разделение на художников умерших и ныне живущих. Существуют механизмы, повышающие эту стоимость, прежде всего – это маркетинг, продвижение имени художника. С ушедшим художником работать проще – он уже все сказал. Информация статична, ее можно спокойно использовать. В случае если художник живой, играет роль человеческий фактор, специфика творческого человека, что делает работу сложнее. Живой художник должен общаться с публикой, объяснять свое творчество, а часто бывает, что он не хочет этого делать, тогда его нужно мотивировать.

Для меня искусство – это релаксант, когда у тебя есть свободное время. Это то, что позволяет мне, не выходя из рабочего пространства, переключиться на то, что меня вдохновляет, а потом включиться обратно. Это свобода. Это киндер-сюрприз: есть шоколад – работа – ты его съел, открываешь, а там игрушка – искусство. И еще это философская база, которая позволяет лучше понимать себя и мир.