АЛЕКСАНДР СОЛОВЬЕВ

КУРАТОР «МИСТЕЦЬКИЙ АРСЕНАЛ»

Поговорили с куратором культурно-художественного комплекса «Мистецький Арсенал» Александром Соловьевым.

Раньше «Мистецький Арсенал» был военным заводом, но в начале 2000-х годов Министерство обороны передало его Министерству культуры. Колоссальная возможность – 62 тысячи квадратных метров в историческом центре города! Министерство объявило тендер, и все шло к тому, что его выиграет фонд Пинчука, который загорелся идеей создать там музей современного искусства и даже успел провести в левом крыле Арсенала выставку «Прощай, оружие!», куратором которой был я. Но наступил 2004 год, Майдан, тендер аннулировали, и Пинчук создал PinchukArtCentre, где я проработал куратором восемь лет. После этого перешел на пост заместителя гендиректора сюда, в «Мистецький Арсенал», где уже другие люди решили все начать заново.

Самым громким эксцессом за время своей работы я считаю случай, когда Наталья Заболотная закрасила черной краской незаконченный мурал Кузнецова на выставке «Великое и величественное» – ей это показалось очень концептуальным. Кроме нее, так мало кому показалось, и особенно Кузнецову. И мне – я написал заявление об уходе, но спустя некоторое время вернулся, уже на должность куратора.

По сути, Арсенал – все еще большая стройка. Но с прицелом на создание полноценного музейно-выставочного комплекса, культурного флагмана и жемчужины. У нас есть музейный отдел, но вектором развития мы выбрали современное искусство.

Моя работа хоть и имеет менеджерскую составляющую, но, все же, больше креаторская – создание и разработка идей выставок совместно с художниками. Художники – творческие люди, и работать с ними сложно. Мне легче, чем другим, ведь я с детства живу в этом мире – закончил художественную школу, институт, жил в Парижской Коммуне, то есть, знаю кухню изнутри.

Про Паркоммуну и 90-тые разговор отдельный. Это было поистине золотое время! После идеологического притеснения и зажимания в гетто несогласных шлюзы открылись, пришла свобода, не нужно было обслуживать режим, художники были предоставлены сами себе –делай что хочешь. Но так как не было арт-рынка, художники были никому не нужны, одним словом – выживай как можешь.

Современное искусство шагнуло далеко вперед, оно не строится только лишь на умении рисовать, на мастерстве. Это особый тип сознания, философии. Сейчас и компьютер может что-то нарисовать, но нужно создать идею и задать компьютеру программу. И в наше время художник – это не мастер, а креатор.

Еще искусство, как и история в целом, движется по спирали: обслуживание советского режима после его падения сменилось аполитичными настроениями среди художников 90-х. Сейчас искусство опять становится политизированным – во всем мире мейнстримом стал акционизм. Из ближнего зарубежья – это Петр Павленский, группа «Война», Pussy Riot. Но в Украине ведущим направлением остается, все-таки, изобразительное искусство.

Для меня искусство – это, как говорил Толстой, энергия заблуждения. Еще процитирую Федора Михайловича: «Всегда остается иррациональный остаток, и в нем – источник жизни». Оценивая произведение искусства, ты можешь интерпретировать сюжет, насладиться красотой и т. д. Но рано или поздно ты дойдешь до какого-то момента, перед которым остановишься в ступоре. Этот момент – непознаваемый, необъяснимый, непредсказуемый, не входящий ни в какую систему – и есть истинное искусство, исключение из правил.